Уголовную ответственность распространят на юридических лиц

Вместе с руководителями и владельцами компаний уголовную ответственность за преступления будут нести и юридические лица — их будут штрафовать, отбирать лицензии на деятельность, лишать имущества и даже закрывать. Законопроект, распространяющий действие 38 существующих статей Уголовного кодекса на юрлица, внесен накануне в Госдуму. Идея, которую уже почти 5 лет лелеет Следственный комитет, нашла отклик в сердце депутата-единоросса Александра Ремезкова.

На сегодняшний день уголовная ответственность грозит только физическим и должностным лицам, самой же организации она не касается. Эту несправедливость автор законопроекта и намерен исправить, приводя в пример авиационные и техногенные катастрофы в пояснительной записке. По словам Александра Ремезкова, они случались во многом благодаря тому, что компании не соблюдали многие нормы технической безопасности. Санкции для должностных лиц практически бессмысленны, когда компания остается как бы ни при чем, а штрафы в масштабах потенциальной выгоды выглядят ничтожными. Кроме того, в таких случаях часто не ясно, кого именно следует наказывать — ответственность размыта.

Кроме того, автор, как это принято, ссылается на иностранный опыт, приводя в пример системы англосаксонского и континентального права — США, Великобританию, Канаду, Австралию, страны Ближнего Востока. Такие шаги начали предпринимать даже в странах постсоветского пространства, отмечает автор, пора и России привести свое законодательство в соответствие с мировыми стандартами.

Реальное авторство документа, вероятно, принадлежит Следственному комитету, который не обладает правом законодательной инициативы. С подобным законопроектом, опубликованном на сайте СКР еще в 2011 году, можно ознакомиться и сейчас. В середине прошлого года, после объявления курса на деофшоризацию, законопроект, изначально писавшийся для борьбы с компаниями-однодневками, подкорректировали.

Его переписали под предложенный в том же 2014 году Андреем Макаровым закон о злоупотреблении правом в плане оптимизации налоговой нагрузки и законопроект сенаторов о расширении перечня незаконных способов уклонения от уплаты налогов. Обе инициативы пока так и не получили какого-то заметного развития. Сами сенаторы назвали тогда законопроект от СК непроработанным, в Минэкономразвития его посчитали для бизнеса даже вредным, поскольку планируют преступление обычно всего несколько человек, настаивали чиновники.

Новый законопроект, автором которого числится заместитель председателя комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, внесен в нижнюю палату парламента накануне. В документе, содержащем 90 страниц, предлагается внести изменения в Гражданский, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный, Административный и, разумеется, в Уголовный кодексы. Он также вносит правки в федеральный закон о противодействии терроризму.

Изменения законодательства, по замыслу авторов, помогут бороться с незаконной оптимизацией налогов, финансированием терроризма и так далее. Среди 38 статей УК, которые предложено расширить ответственностью компаний, например, торговля людьми, использование рабского труда, отмывание денег, подкуп, взяточничество, терроризм и содействие террористам, массовые беспорядки, вооруженный мятеж, изготовление порноматериалов и торговля ими, призывы к национальной розни или войне, наемничество, неисполнение решения суда и многие другие.

Просто так дополнить российский Уголовный кодекс не получится, поскольку там все завязано на физических лицах, говорит руководитель налоговой практики "Пепеляев групп" Сергей Сосновский, поэтому идею он считает как минимум легковесной.

"Любой кодекс — это веха, с ходу изменить его структуру не получится, вопрос нужно решать не один год, привлекая все юридическое сообщество — судей, адвокатов, а не только правоохранителей, — говорит юрист. — К тому же предлагаемые меры воздействия можно использовать и сейчас. Объяснять это борьбой с фирмами-однодневками странно — их бросили, какой прок их наказывать, нужно искать организаторов. То же самое с уклонением крупных компаний от налогов. Посадили нехороших руководителей, на их места сели хорошие — всё".

Ответственность, штрафы и погашение

Впрочем, в тексте законопроекта есть изменения и общих условий уголовной ответственности — например привлечение юрлица не исключает ответственности за это же преступление физического лица и наоборот. К слову, подобная норма действует и в КоАП. Юридические лица также добавили в понятие о соучастии. Однако, если, скажем, руководителя компании осудили впервые и за не слишком тяжкое преступление, то от ответственности его могут и освободить, если под раздачу попадает фирма.

Общим понятиям и принципам, по которым ответственность будут нести компании, посвящена отдельная глава с предлагаемым номером 14.1. В ней будут прописаны условия наступления ответственности, понятия вины и невиновности, виды преступлений и наказаний. К последним относятся предупреждения (например за ущерб памятникам или природе), штрафы — от 200 тыс. до 1 млн рублей, либо кратные преступному доходу или нанесенному ущербу имуществу, но не больше 500%. Если же от уплаты штрафа компания долго уклоняется, то ее могут принудительно ликвидировать. Закрыть компанию, конфисковав все ее активы, могут и сразу — за особо тяжкие преступления.

Среди санкций также лишение лицензий, квот и разного рода преференций, если те связаны с совершенным преступлением. Кроме того, планируется лишать компании права заниматься видом бизнеса, за который компания была наказана. Срок — от полугода до 3 лет. Иностранным компаниям или их "дочкам" также могут запретить работать на территории России.

Условия погашения судимости также разнятся в зависимости от тяжести преступления. Если осужденная компания выполнила все финансовые обязательства, судимость за преступления небольшой тяжести гасится через полгода, средней тяжести — через год, за тяжкое преступление — через 1,5 года. Судимость за особо тяжкое преступление снимается через 2 года при условии, что компанию не ликвидировали и не запретили работать в России.

Никто не видит смысла

"Сам по себе аргумент с отсылкой к мировому опыту не имеет смысла, тогда бы уже право во всех странах право было бы единым, это как вопрос признания решений ЕСПЧ — вне границ права: хотим сделаем, хотим — нет, — говорит партнер "S&K Вертикаль" Андрей Миконин. — У нас мышление таким образом устроено, что нужно наказать конкретного виновного либо продемонстрировать его вину. В случае наказания юридического лица все будут спрашивать, кого конкретно наказали".

Пока юрист не до конца понимает, для чего конкретно планируется ввести такой институт, поскольку большинство правонарушений, в которых можно обвинить юридическое лицо, персонифицированы — в конечном итоге за принятие того или иного решения ответственен конкретный менеджер, остальное, говорит юрист, вопрос доказывания. Даже для дачи взятки запросто можно определить критерии для доказывания вины юрлица, говорит эксперт, но в конечном итоге все снова упрется в конкретного сотрудника. "Да, личность конечного, скажем так, заказчика в этом случае остается неизвестной, но и суррогатом замещать это не стоит", — уверяет Андрей Миконин.     

Может быть, такой шаг облегчит проведение обысков, когда не потребуется доказывать, что конкретный кабинет принадлежит конкретному сотруднику — пришли, сделали выемку документов во всем офисе, а заодно еще обыскали кавартиры всех сотрудников, а потом разбираются, но это уже технический прием, а не вопрос права, рассуждает юрист.

"У нас все законодательство сейчас, наоборот, затачивается под конкретных лиц — и антиофшорное, и банковское. Скорее всего, таким образом пытаются решить вопрос отсутствия субъекта преследования, — говорит Андрей Миконин. — Возможно, это будет востребованно при нарушениях специфического законодательства, например экологического — кто по ГОСТу отвечает за эти выбросы? Главный инженер или заместитель по производству? Да какая разница, если они оба этот ГОСТ не читали?"

Может быть, таким образом хотят разделить фирмы на белый и черный списки, но для этого существует достаточно экономических рычагов, не требующих вмешательства государства, продолжает юрист рассуждения. Может быть, таким компаниям запретят навсегда участвовать в тендерах, но такие цели пока не декларируются, не прописаны они и в законопроекте. К тому же, не стоит забывать про существующий реестр недобросовестных поставщиков.

Некоторые международные иностранные организации, например Группа государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО), давно рекомендуют России ввести такой институт для борьбы с коррупцией. Для бизнес-среды это, конечно, новые риски, но и закручиванием гаек это считать не стоит, считает руководитель уголовно-правовой практики и старший партнер "Ковалев, Рязанцев и партнеры" Александр Рязанцев. Однако законопроект, на его взгляд, все же нуждается в доработке.

"Я не вижу последовательности в выборе составов преступлений, по которым предусматривается ответственность юрлиц — допустим, предусмотрена ответственность юридического лица за дачу взятки, но не предусмотрена ответственность за посредничество при даче взятки, хотя использование фирм в посреднических коррупционных схемах не редкость, — удивляется Александр Рязанцев. — Нелогично, что не охвачено большинство экономических преступлений, хотя здесь сам бог велел: в большинстве случаев они связаны с деятельностью юридических лиц".

Инициатива полностью не вписывается ни в теорию уголовного права, ни в систему права в России, считает управляющий партнер "ДювернуаЛигал" Егор Носков. Британское право, на которое в том числе ссылается автор, с нашим имеет мало общего. При таком большом количестве заключенных и проценте оправдательных приговоров в рамках статистической погрешности любые инициативы об усилении ответственности наносят только вред, говорит юрист.

"Лично у меня этот законопроект вызывает аналогию не с британским правом, где такая норма существует в силу сложившихся за столетия традиций, а со Средними веками, когда можно было судить животных", — говорит Егор Носков.

 Адрес материала: http://www.dp.ru/103ui5/


Besucherzahler male order brides russia
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

Запросов к базе 3. Время запроса 0.0304 s. Время на php 0.2019 s. Генерация страницы 0.2323 s. Страница взята из cache.