Александр Ремезков: Пора навести порядок в проведении экспертизы учебников и в целом на издательском рынке

На рассмотрение Госдумы РФ внесли два законопроекта, разработанных депутатами во главе с лидером фракции «Справедливая Россия» Сергеем Мироновым, и призванных усовершенствовать проведение экспертизы школьных учебников.

По какой причине  потребовались эти поправки в законодательство  и какие именно изменения предлагается внести в федеральный закон «Об образовании РФ» и в КОАП, рассказал один из соавторов законопроекта - первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам, депутат фракции «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» Александр Ремезков.

- Мы постоянно получаем обращения наших избирателей с жалобами на качество школьных учебников и пособий. Генпрокуратура РФ выявила коррупциогенные факторы в утвержденном Минобрнауки России «Порядке формирования федерального перечня учебников». Президент РФ поручил разработать более совершенный способ проведения экспертизы учебников для школ.

Очевидно, что административных решений недостаточно, чтобы выполнить эти задачи и навести порядок в данной сфере – требуются изменения в законодательстве. Фракция СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ разработала и внесла в Госдуму законопроект, который позволит ввести четкие правила проведения экспертизы школьных учебников и ответственность за нарушение этих правил.

Сегодня в нашей стране действует следующий механизм. Ежегодно утверждается федеральный перечень учебников, который с 2013 по 2017 годы  сократился почти вдвое и теперь состоит из 1252 наименований. В перечень включаются учебники, рекомендованные Научно-методическим советом, создаваемым Министерством просвещения РФ. Решения о том, какой школьный учебник включать в перечень, совет принимает на основании заключений экспертов. Именно здесь возникает вопрос: «А судьи, то есть эксперты, – кто?» В действующем с 2016 года Порядке формирования федерального перечня учебников нет достаточных требований к экспертам и не определено понятие конфликта интересов между экспертом и заказчиком экспертизы. То есть непонятно кому именно доверяется экспертиза учебников, по которым в России учат детей, и что делать, если конфликт интересов выявлен уже после того как тот или иной учебник включен в федеральный перечень.

Наш законопроект направлен на устранение этих пробелов в законодательстве, которые создают предпосылки для различного рода злоупотреблений.

Ведь каждое решение эксперта в Научно-методическом совете по учебникам дорогого стоит. Причем в самом буквальном смысле слова. Рынок учебных пособий в России оценивается в 8-10 млрд. рублей в год.

Этот рынок, по сути, поделен двумя крупными издательствами. Корпорация Российский учебник издает 42 процента наименований из федерального перечня, издательство Просвещение» - 29 процентов. И здесь тоже много вопросов. К каждому учебнику предлагается куча методичек и пособий, которые семьи с детьми-школьниками вынуждены покупать в добровольно-принудительном порядке и тратить на все про все до 10 тысяч рублей в год. Причем то, что они получают за эти деньги, вызывает множество нареканий - как по содержанию учебников, так и полиграфическому качеству изданий. Наши избиратели зачастую находят в школьных учебниках и пособиях такие опусы, которые можно пропустить, только если проводить экспертизу с закрытыми глазами.

Но удивляться тут нечему – если эксперты и ведомства не несут никакой ответственности за принятые решения, то можно «закрыть глаза» на что угодно.

А расплачиваться за это приходится не только российским семьям, но и государству. Новый учебный 2019 год начнут свыше 14,7 млн школьников. С 1 сентября норматив расходов на обеспечение образовательного процесса в муниципальных общеобразовательных организациях увеличен с 1,27 тыс. до 1,5 тыс. рублей на одного ученика в год, чтобы обеспечить учебниками всех обучающихся с 1 по 11 классы к 2019 году. И мы обязаны обеспечить эффективное расходование этих миллиардов бюджетных средств, потратить их только на учебники, которые на деле обеспечат высокое качество образования наших детей.

Внесенным СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИЕЙ законопроектом вводится обязанность эксперта уведомить экспертную организацию о возникшем конфликте интересов и отказаться от участия в проведении такой экспертизы. Кроме того экспертной организации вменяется обязанность отказаться от проведения экспертизы, если у нее имеется заинтересованность в результатах экспертизы – прежде всего, если заказчик экспертизы является ее аффилированным лицом. Несоблюдение этих новых требований закона «Об образовании РФ» автоматически сделает недействительными результаты экспертизы, а учебник, на который было дано такое экспертное заключение, будет исключен из Федерального перечня учебников.

Одновременно СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ внесла законопроект «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (КОАП), предложив установить административную ответственность за неисполнение новых требований к экспертам закона «Об образовании РФ», а также за дачу заведомо ложных экспертных заключений.

В КОАП будут предусмотрены конкретные наказания за эти правонарушения. За нарушение требований к  деятельности по проведению экспертизы учебников вводится штраф на должностных лиц от 10 тысяч до 20 тысяч рублей; на юридических лиц - от 50 тысяч до 100 тысяч рублей. Наказанием за выдачу ложного заключения экспертом при проведении экспертизы учебников станет штраф в размере от 20 тысяч до 50 тысяч рублей, а экспертной организацией  - штрафы на должностных лиц от 20 тысяч до 100 тысяч рублей и штрафы от 100 тысяч до 200 тысяч рублей на юрлицо.

Считаю, что принятие этих законопроектов позволит навести порядок в проведении экспертизы учебников и в целом на издательском рынке, устранить коррупциогенные факторы из нормативных правовых актов Минобрнауки России, сделать более эффективными расходы бюджета на образование и, конечно же, затраты российских семей на школьное обучение детей.



Besucherzahler male order brides russia
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

Запросов к базе 3. Время запроса 0.0356 s. Время на php 0.0809 s. Генерация страницы 0.1165 s. Страница взята из cache.